Петю Овчинникова первая мировая и гражданская обош


Денис Кацевич

11.11.2014 11:11:11
Петю Овчинникова первая мировая и гражданская обошли стороной – рос он вглухой деревушке на несколько семей. Только семьи в ту пору былибольшие, так что по нынешним меркам деревня была нешуточная. Мужиковпостепенно позабирали, но лес был богатый, земля в огородах тучная, есливкалывать, с голоду не пропадёшь. В восемь лет стал далеко ходить науток с мелкашкой – всё-таки мужское дело, а больше было некому. Потомотец его вернулся с гражданской, еды стало много, работы ещё больше.Оттого вырос Петя по тем временам крупным и крепким, на беспризорщинепотом не пропал. Мне он обмолвился коротко, что с июля 1921 года егодеревни нет на свете, и что до сей поры никто там больше не селится –проклятое место. Я знаю только, что была эта деревушка в тамбовскихлесах. А уж удушили ли её заодно с лесом отравляющими газами или простосожгли, спрашивать у деда не стал и гадать не буду. Свой новый дом Петянашёл в 23-м на Камчатке у сорокалетнего однорукого бывшегокрасноармейца со скверным характером, тюремного надзирателя – тому нужныбыли на хозяйстве рабочие руки в буквальном смысле. Камчатка – крайизобильный и дикий, под стать тамбовскому лесу. Тут уже не уток,медведей отстреливать можно. Годы общения с отчимом и предыдущаябеспризорщина сделали из Пети, по его собственному определению,настоящего кабана, умелого, сильного и безжалостного.В 28-м году в харьковское училище НКВД поступил по документам сдобавленным возрастом и чужой фамилией розовощёкий крепкий зоркоглазыйпарень из правильной семьи, уверенный в себе и видевший всё в этойжизни. Таких образцовых чекистов чеканили тогда как на фабрике. Дажелица у них были одинаковые, под товарища Кирова. Несколько месяцевспустя он 17-летним парнем без зазрения совести врывался в добротномполушубке нараспашку в чужие хаты, чтобы решить, раскулачивать их илинет. Одну из них решил не раскулачивать. Из-под занавески в этой хате нанего испуганно глядела девчонка, которую он встретил потом в звенящемтрамвае в самом Харькове. В конце 30-х это была дородная супружескаяпара скромного сотрудника отдела снабжения магаданского управлениялагерей, бездетная, но одетая в модный тогда коверкот. Когдаадминистрацию управления стали понемногу брать в 38-м, Пётр Трофимовичуспел взять отпуск за все годы тяжёлой работы и надолго укатил в домотдыха на юга. Там он играл в шахматы и преферанс с правильными людьми ивернулся в Магадан отдохнувший и с повышением. Руководящих должностей завремя его отсутствия освободилось много. Обставив новую просторнуюквартиру, благополучная пара активно занялась взаимными изменами - стаких должностей в то время не разводились.Пётр Трофимович оказался на фронте, по его утверждению, чтобы удрать отсобственной жены. Но должность выбрал не тыловую. Точку в егополковничьей карьере на генеральской должности поставил в апреле 45-гоосколок снаряда, пришедшийся в висок. Друзья пристроили егобессознательное тело в трофейную уцелевшую немецкую клинику, имевшую ктому времени большой опыт, правда на несколько иной высокопоставленнойаудитории. Лечили его долго, но вылечили хорошо. Он мог вернуться кпрежней работе. Но видимо что-то прочистил в его мозгах немецкий снаряд.На фотографии того времени у него исхудалое лицо, белые кудри сглубокими залысинами и очень осмысленные глаза. Пётр Трофимович уговорилврачей записать ему инвалидность, вышел в отставку, развёлся и женилсяна симпатичной немке-санитарке из госпиталя. С ней в 97-м он успелотпраздновать золотую свадьбу, уже в ФРГ. Эти полвека он был счастливымнемецким пасечником – несчастливые столько не живут.Я познакомился с ним не в лучшую его пору, уже без пасеки, в 2001-м.Потомки обеспокоились его здоровьем, уговорили продать пасеку иподселили к себе в большой дом в пригороде Мюнхена, поближе к клиникам.День, когда я там появился, тоже был не самым удачным – весь домиспуганно шептался, что дед с утра обижен. Потому что его не везут надачу. «Какая дача?» - охренел я. «Обыкновенная, русская, на шестьсоток» - ответили мне. К обеду поездка наконец срослась, и я излюбопытства увязался за дедом. В компании двух его правнучек, которыхсобирали всё утро чуть ли не по всей Германии для прополки огорода.Немцы народ дисциплинированный, когда есть настоящий вождь. Я не пожалелоб этой поездке. В предгорьях Альп среди остроконечных коттеджей, цветови лужаек действительно оказался деревянный русский домик и огород,засаженный картошкой, укропом, петрушкой и бог весть чем ещё. На мойвзгляд, огород был в образцовом порядке. Но работа нашлась всем, включаяменя. Сам дед занимался только серьёзными вещами – компостом, навозом ируководящими указаниями, на прополку его сил уже не хватало. "Вот ведькулак недобитый" - со смешанным чувством подумал я. А он улыбнулся,глядя на сгорбленные спины правнучек: «Пусть поработают на свежемвоздухе – хочу, чтобы до моих лет дожили». И мне вдруг стало обидно, чтоТухачевский смёл когда-то с лица земли его деревеньку…
{ 5 / }
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

АФОРИЗМЫ В КАРТИНКАХ
ЛУЧШИЕ АВТОРЫ ДНЯ
АВТОРЫ ВНЕ РЕЙТИНГА
БЛИЦ
    title
ПОИСК
дама неизвестна 3
жизнь 3
Деньги 3
Конфуций 3
ваза 2
преступник 2
Вежливость 2
Лао 2
отпуск 2
ЩЕТКА 2
любовь 16877
жизнь 8509
счастье 7031
Секс 6505
женщина 5368
дружба 4853
работа 4655
красота 4505
время 3693
деньги 3374
  • За 1 день: 236
  • Всего: 1655843
  • ЛУЧШИЙ АФОРИЗМ ДНЯ
    ДЕМОТИВАТОР
    АКТИВНЫЕ АВТОРЫ