Иосиф Бродский Бродский, афоризмы, цитаты, высказывания

« Стр 1 из 16, показаны 1 - 20 из 307 »

Мне не хочется распространяться на эту тему, не хочется омрачать этот вечер мыслями о десятках миллионов человеческих жизней, загубленных миллионами же, — ибо то, что происходило в России в первой половине XX века, происходило до внедрения автоматического стрелкового оружия — во имя торжества политической доктрины, несостоятельность которой уже в том и состоит, что она требует человеческих жертв для своего осуществления. Скажу только, что — не по опыту, увы, а только теоретически — я полагаю, что для человека, начитавшегося Диккенса, выстрелить в себе подобного во имя какой бы то ни было идеи затруднительнее, чем для человека, Диккенса не читавшего. И я говорю именно о чтении Диккенса, Стендаля, Достоевского, Флобера, Бальзака, Мелвилла и т. д., т. е. литературы, а не о грамотности, не об образовании. Грамотный-то, образованный-то человек вполне может, тот или иной политический трактат прочтя, убить себе подобного и даже испытать при этом восторг убеждения. Ленин был грамотен, Сталин был грамотен, Гитлер тоже; Мао Цзедун, так тот даже стихи писал; список их жертв, тем не менее, далеко превышает список ими прочитанного. (Иосиф Бродский) [02.02.2017 01:00:03] { 72 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Бродский. Нобелевская лекция
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

Я, может быть, в сильной степени живу своими старыми привязанностями, но для меня замечательным поэтом был и остается Евгений Рейн. Я у него многому научился. Один урок он мне преподал просто в разговоре. Он сказал: «Иосиф, — а мне было тогда двадцать лет, как раз тот период, о котором ты говорила, — в стихотворении должно быть больше существительных, чем прилагательных, даже чем глаголов. Стихотворение должно быть написано так, что, если ты на него положишь некую волшебную скатерть, которая убирает прилагательные и глаголы, а потом поднимешь ее, бумага все-таки будет еще черна, там останутся существительные: стол, стул, лошадь, собака, обои, кушетка…» Это, может быть, единственный или главный урок по части стихосложения, который я в своей жизни услышал.Из интервью Бродского "Самое святое - наш язык", Наталья Горбаневская, Газета "Русская мысль", 3 февраля 1983 года (Иосиф Бродский) [02.02.2017 01:00:03] { 58 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Александрович Бродский
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

Смешно — оглядываясь назад и пользуясь преимуществами суждения задним числом, — я не обращал большого внимания на то, что происходит, потому что внимание как раз и было тем, чего хотело добиться государство. И ничего не чувствовал. Государство хочет вас… но вы не позволяете себе чувства страха, просто думаете о чем-то другом. Вы делаете вид, что этого не происходит. Вы просто сидите там и по мере возможности игнорируете происходящее. Фактически единственный раз я испытал волнение, когда поднялись два человека и стали меня защищать — два свидетеля — и сказали обо мне что-то хорошее. Я был настолько не готов услышать что-то позитивное, что даже растрогался. Но и только. Я получил свои пять лет, вышел из комнаты, и меня забрали в тюрьму. И все.Из интервью Бродского "Поэт боготворит только язык", Дэвид Монтенегро, Журнал "Partisan Review", № 4, 1987 год (Иосиф Бродский) [02.02.2017 01:00:03] { 67 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Александрович Бродский
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

Поймите простую вещь — и это самое серьезное, что я могу сказать по этому поводу, — у меня нет ни философии, ни принципов, ни убеждений. У меня есть только нервы. Вот и все. И… вот и все. Я просто не в состоянии подробно излагать свои соображения и т. д. — я способен только реагировать. Я в некотором роде как собака или лучше: как кот. Когда мне что-то нравится, я к этому принюхиваюсь и облизываюсь. Когда нет — то я немедленно… это самое… Главный орган чувств, которым я руководствуюсь, — обоняние.Из интервью Бродского Биргит Файт. "Большая книга интервью" (Иосиф Бродский) [02.02.2017 01:00:03] { 53 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Александрович Бродский
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

— Люди находятся в чрезвычайно стесненных и напряженных обстоятельствах. То, как они ведут себя, скорее характеризует обстоятельства, чем их.
— У них хватка утопающих.
— [Усмехнувшись.] Ну и я та еще соломинка…
— Я бы сказала, что вы скорее бревно…
— [Развеселившись.] Это вы очень хорошо сказали!Из интервью Бродского "Если хочешь понять поэта...", Журнал "Время и мы", № 63, 1981 год
(Иосиф Бродский) [02.02.2017 01:00:03] { 48 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Александрович Бродский, Белла Егерская
— У них хватка утопающих.
— [Усмехнувшись.] Ну и я та еще соломинка…
— Я бы сказала, что вы скорее бревно…
— [Развеселившись.] Это вы очень хорошо сказали!Из интервью Бродского "Если хочешь понять поэта...", Журнал "Время и мы", № 63, 1981 год')">VK
— У них хватка утопающих.
— [Усмехнувшись.] Ну и я та еще соломинка…
— Я бы сказала, что вы скорее бревно…
— [Развеселившись.] Это вы очень хорошо сказали!Из интервью Бродского "Если хочешь понять поэта...", Журнал "Время и мы", № 63, 1981 год')">Facebook
— У них хватка утопающих.
— [Усмехнувшись.] Ну и я та еще соломинка…
— Я бы сказала, что вы скорее бревно…
— [Развеселившись.] Это вы очень хорошо сказали!Из интервью Бродского "Если хочешь понять поэта...", Журнал "Время и мы", № 63, 1981 год','http://www.aphorism.ru/thumbnail/1870.jpeg','— Люди находятся в чрезвычайно стесненных и напряженных обстоятельствах. То, как они ведут себя, скорее характеризует обстоятельства, чем их.
— У них хватка утопающих.
— [Усмехнувшись.] Ну и я та еще соломинка…
— Я бы сказала, что вы скорее бревно…
— [Развеселившись.] Это вы очень хорошо сказали!Из интервью Бродского "Если хочешь понять поэта...", Журнал "Время и мы", № 63, 1981 год')">Mailru
Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

И тем не менее, когда я спросила его, чувствовал ли он себя одиноким, будучи оторванным от родных, любимых и друзей, он ответил отрицательно. — Может быть, я в какой-то степени мизантроп, — неожиданно сказал он. — Я скучал, наверное, по двум-трем людям, но по двум-трем людям скучаешь всегда, правда?Из интервью Бродского "Бегство от предсказуемости", Журнал "Antioch Review", № 1, зима 1985 года (Иосиф Бродский) [02.02.2017 01:00:03] { 75 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Александрович Бродский, Хелен Бенедикт
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

Затем. Затем торопишься пожить.
Затем, что это юмор неуместный,
затем, что наши головы кружит
двадцатый век, безумное спортсменство.
(Иосиф Бродский) [01.02.2017 01:00:03] { 59 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Бродский. Зачем опять меняемся местами...
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

... Праву
на свободу возражать — грех. Мне же
хватит и других — здесь, мыслю,
не стихов — грехов.
(Иосиф Бродский) [01.02.2017 01:00:03] { 51 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Бродский. К стихам
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

— Но почему нужно все время уходить?
— Это побег от предсказуемости, — ответил он. — Все меньше возможности принять определенную точку зрения, какую бы то ни было форму душевной или экзистенциальной рутины. — Он устало закрыл лицо руками, долго и сильно тер его. — Это в значительной мере связано с безнадежным ощущением, что ты никто, и должен сказать, такова особенность моего скромного «я». Так или иначе, я всегда это чувствовал. Более или менее принадлежишь жизни или смерти, но больше никому и ничему. — Он поднял взгляд и слабо улыбнулся. — К вам это не относится.Из интервью Бродского "Бегство от предсказуемости". Хелен Бенедикт, Журнал "Antioch Review", № 1, зима 1985 года
(Иосиф Бродский) [01.02.2017 01:00:03] { 95 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Александрович Бродский
— Это побег от предсказуемости, — ответил он. — Все меньше возможности принять определенную точку зрения, какую бы то ни было форму душевной или экзистенциальной рутины. — Он устало закрыл лицо руками, долго и сильно тер его. — Это в значительной мере связано с безнадежным ощущением, что ты никто, и должен сказать, такова особенность моего скромного «я». Так или иначе, я всегда это чувствовал. Более или менее принадлежишь жизни или смерти, но больше никому и ничему. — Он поднял взгляд и слабо улыбнулся. — К вам это не относится.Из интервью Бродского "Бегство от предсказуемости". Хелен Бенедикт, Журнал "Antioch Review", № 1, зима 1985 года')">VK — Это побег от предсказуемости, — ответил он. — Все меньше возможности принять определенную точку зрения, какую бы то ни было форму душевной или экзистенциальной рутины. — Он устало закрыл лицо руками, долго и сильно тер его. — Это в значительной мере связано с безнадежным ощущением, что ты никто, и должен сказать, такова особенность моего скромного «я». Так или иначе, я всегда это чувствовал. Более или менее принадлежишь жизни или смерти, но больше никому и ничему. — Он поднял взгляд и слабо улыбнулся. — К вам это не относится.Из интервью Бродского "Бегство от предсказуемости". Хелен Бенедикт, Журнал "Antioch Review", № 1, зима 1985 года')">Facebook — Это побег от предсказуемости, — ответил он. — Все меньше возможности принять определенную точку зрения, какую бы то ни было форму душевной или экзистенциальной рутины. — Он устало закрыл лицо руками, долго и сильно тер его. — Это в значительной мере связано с безнадежным ощущением, что ты никто, и должен сказать, такова особенность моего скромного «я». Так или иначе, я всегда это чувствовал. Более или менее принадлежишь жизни или смерти, но больше никому и ничему. — Он поднял взгляд и слабо улыбнулся. — К вам это не относится.Из интервью Бродского "Бегство от предсказуемости". Хелен Бенедикт, Журнал "Antioch Review", № 1, зима 1985 года','http://www.aphorism.ru/thumbnail/1870.jpeg','— Но почему нужно все время уходить?
— Это побег от предсказуемости, — ответил он. — Все меньше возможности принять определенную точку зрения, какую бы то ни было форму душевной или экзистенциальной рутины. — Он устало закрыл лицо руками, долго и сильно тер его. — Это в значительной мере связано с безнадежным ощущением, что ты никто, и должен сказать, такова особенность моего скромного «я». Так или иначе, я всегда это чувствовал. Более или менее принадлежишь жизни или смерти, но больше никому и ничему. — Он поднял взгляд и слабо улыбнулся. — К вам это не относится.Из интервью Бродского "Бегство от предсказуемости". Хелен Бенедикт, Журнал "Antioch Review", № 1, зима 1985 года')">Mailru
Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

Глаза его заблестели, он пожал плечами и посмотрел вверх. Казалось, этот человек, который не любит признаваться в страданиях, смущен тем, что говорит. — Тебя бьют, — продолжил он, — но главное, ты наблюдаешь за собой. Думаешь, что ты, может быть, действительно сходишь с ума. Когда переступаешь порог, тебе говорят, что первый признак психического здоровья — это глубокий сон, а ты лежишь в кровати и не можешь спать.Он откинулся на спинку кресла, обезглавил еще одну сигарету и хихикнул, как будто только что рассказал анекдот.Из интервью Бродского "Бегство от предсказуемости", Хелен Бенедикт. Журнал "Antioch Review", № 1, зима 1985 года (Иосиф Бродский) [01.02.2017 01:00:03] { 98 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Александрович Бродский
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

В середине беседы мы устроили перерыв. Бродский спросил, какое пиво я люблю, и вышел в ближайший магазин. Когда он возвращался, я услышал, как во дворе его окликнул кто-то из соседей: «Как дела, Иосиф? Ты, по-моему, теряешь в весе!» Бродский отозвался: «Не знаю, может быть. Волосы теряю — это точно». И добавил: «И последний ум, кажется, тоже».Из интервью с Бродским "Искусство поэзии". Журнал «Paris Review», № 83, 1982 год (Иосиф Бродский) [01.02.2017 01:00:03] { 83 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Александрович Бродский, Свен Биркертс
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

И я думаю, сегодня множество механизмов участвует в разрушении языка, в ослаблении нашей способности выражать свои мысли. Легко винить в этом телевидение, бульварные газеты и так далее. Но я считаю, что проблема гораздо глубже и гораздо опаснее. Просто потому, что нас становится все больше и больше, а из-за этого мы… как бы сказать?., мы обращаем все меньше внимания друг на друга.Из интервью Бродского "Гений в изгнании", Энн Лотербах, журнал "Vogue", февраль 1988 года (Иосиф Бродский) [01.02.2017 01:00:03] { 74 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Александрович Бродский
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

Привлекательность Пушкина заключается в том, что в гладкой форме у него есть это чрезвычайно сгущенное содержание. Для читателя не возникает ощутимого столкновения между формой и содержанием. Пушкин — это до известной степени равновесие. Отсюда определение Пушкина как классика. Что касается содержания Пушкина, то есть чисто дидактической стороны, я думаю, что он был, конечно же, совершенно замечательный поэт с совершенно замечательной очень глубокой психологией. Хотя рассматривать его как отдельную фигуру бессмысленно, потому что ни один поэт не существует вне своего литературного контекста. Пушкин невозможен без Батюшкова, так же как невозможен он без Баратынского и Вяземского. Мы говорим «Пушкин», но это колоссальное упрощение. Потому что, как правило, нам всегда удобнее оперировать каким-то одним поэтом, ибо по-другому довольно сложно — это уже требует определенных познаний, надо знать все, что происходило вокруг. На мой взгляд, в том самом русле психологической поэзии, по крайней мере в смысле участия элементов психологического анализа в стихе, в стихотворении, Баратынский был куда более глубоким и значительным явлением, чем Пушкин. Тем не менее, я думаю, Баратынский без Пушкина невозможен, так же как и наоборот. (Иосиф Бродский) [01.02.2017 01:00:03] { 89 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Александрович Бродский
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

Когда мы говорим «Пушкин», мы должны иметь в виду все то, что происходило вокруг. Пушкин — это столица страны? Или Пушкин — это не самостоятельный город, но страна, в которой много других городов с прошлым и с будущим? Он до известной степени некая линза, в которую вошло прошлое и вышло будущее. (Иосиф Бродский) [01.02.2017 01:00:03] { 84 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Александрович Бродский
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

Русская поэзия в целом — это нечто серьезное, и люди очень редко позволяют себе шутить. Понимаете, когда пишешь стихи, особенно когда ты молод, всегда знаешь, всегда предвидишь, что существует некий сардонический разум, который будет смеяться и над твоими восторгами, и над печалями. И идея в том, чтобы победить этот сардонический разум. Лишить его шанса. А единственный шанс лишить его шанса — это смеяться над собой. Ну, я так и делал одно время. Но ирония очень разобщает. Она в самом деле не освобождает, особенно если ирония направленная, если у иронии есть потребитель, обозначенный потребитель, сардонический читатель. Единственный способ победить этого малого, если он все же существует — а лучше подозревать, что он существует, — это возвышенность утверждения, или его значительность, или торжественность, чтобы он не смог насмехаться. Я начал делать такие вещи и, надеюсь, сделал. Способность смеяться над собой и шутить осталась при мне, и время от времени я к ней прибегаю.Из интервью Бродского "Поэзия - лучшая школа неуверенности". Ева Берч и Дэвид Чин. Журнал «Columbia. A Magazine of Poetry & Prose», весна-лето 1980 года (Иосиф Бродский) [01.02.2017 01:00:03] { 89 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Александрович Бродский
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

— Вы однажды сказали, что к иронии прибегают из трусости. Надо смотреть на вещи прямо. Не могли бы вы пояснить?
— Ирония — вещь обманчивая. Когда с насмешкой или иронией говоришь о ситуации, в которой находишься, то кажется, что не поддаешься обстоятельствам. Но это не так. Ирония не дает уйти от проблемы или подняться над ней. Она продолжает удерживать нас в тех же рамках. Хоть и отпускаешь шутки по поводу чего-либо отвратительного, все равно продолжаешь оставаться его пленником. Если видишь проблему, надо с ней бороться. Одной лишь иронией никогда не победишь. Ирония — порождение психологического уровня сознания. Есть разные уровни: биологический, политический, философский, религиозный, трансцендентный. Жизнь — трагическая штука, так что иронии тут недостаточно.Из интервью Бродского "Муза в изгнании". Анн-Мари Брамм. Журнал «Mosaic. A Journal for the Comparative Study of Literature and Ideas», VIII/1, осень 1974 года
(Иосиф Бродский) [01.02.2017 01:00:03] { 127 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Александрович Бродский, Валентина Полухина
— Ирония — вещь обманчивая. Когда с насмешкой или иронией говоришь о ситуации, в которой находишься, то кажется, что не поддаешься обстоятельствам. Но это не так. Ирония не дает уйти от проблемы или подняться над ней. Она продолжает удерживать нас в тех же рамках. Хоть и отпускаешь шутки по поводу чего-либо отвратительного, все равно продолжаешь оставаться его пленником. Если видишь проблему, надо с ней бороться. Одной лишь иронией никогда не победишь. Ирония — порождение психологического уровня сознания. Есть разные уровни: биологический, политический, философский, религиозный, трансцендентный. Жизнь — трагическая штука, так что иронии тут недостаточно.Из интервью Бродского "Муза в изгнании". Анн-Мари Брамм. Журнал «Mosaic. A Journal for the Comparative Study of Literature and Ideas», VIII/1, осень 1974 года')">VK — Ирония — вещь обманчивая. Когда с насмешкой или иронией говоришь о ситуации, в которой находишься, то кажется, что не поддаешься обстоятельствам. Но это не так. Ирония не дает уйти от проблемы или подняться над ней. Она продолжает удерживать нас в тех же рамках. Хоть и отпускаешь шутки по поводу чего-либо отвратительного, все равно продолжаешь оставаться его пленником. Если видишь проблему, надо с ней бороться. Одной лишь иронией никогда не победишь. Ирония — порождение психологического уровня сознания. Есть разные уровни: биологический, политический, философский, религиозный, трансцендентный. Жизнь — трагическая штука, так что иронии тут недостаточно.Из интервью Бродского "Муза в изгнании". Анн-Мари Брамм. Журнал «Mosaic. A Journal for the Comparative Study of Literature and Ideas», VIII/1, осень 1974 года')">Facebook — Ирония — вещь обманчивая. Когда с насмешкой или иронией говоришь о ситуации, в которой находишься, то кажется, что не поддаешься обстоятельствам. Но это не так. Ирония не дает уйти от проблемы или подняться над ней. Она продолжает удерживать нас в тех же рамках. Хоть и отпускаешь шутки по поводу чего-либо отвратительного, все равно продолжаешь оставаться его пленником. Если видишь проблему, надо с ней бороться. Одной лишь иронией никогда не победишь. Ирония — порождение психологического уровня сознания. Есть разные уровни: биологический, политический, философский, религиозный, трансцендентный. Жизнь — трагическая штука, так что иронии тут недостаточно.Из интервью Бродского "Муза в изгнании". Анн-Мари Брамм. Журнал «Mosaic. A Journal for the Comparative Study of Literature and Ideas», VIII/1, осень 1974 года','http://www.aphorism.ru/thumbnail/1870.jpeg','— Вы однажды сказали, что к иронии прибегают из трусости. Надо смотреть на вещи прямо. Не могли бы вы пояснить?
— Ирония — вещь обманчивая. Когда с насмешкой или иронией говоришь о ситуации, в которой находишься, то кажется, что не поддаешься обстоятельствам. Но это не так. Ирония не дает уйти от проблемы или подняться над ней. Она продолжает удерживать нас в тех же рамках. Хоть и отпускаешь шутки по поводу чего-либо отвратительного, все равно продолжаешь оставаться его пленником. Если видишь проблему, надо с ней бороться. Одной лишь иронией никогда не победишь. Ирония — порождение психологического уровня сознания. Есть разные уровни: биологический, политический, философский, религиозный, трансцендентный. Жизнь — трагическая штука, так что иронии тут недостаточно.Из интервью Бродского "Муза в изгнании". Анн-Мари Брамм. Журнал «Mosaic. A Journal for the Comparative Study of Literature and Ideas», VIII/1, осень 1974 года')">Mailru
Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

В ветреной части мира я отыскал приют.
Здесь никто не крикнет, что ты чужой,
убирайся назад, и за постой берут
выцветаньем зрачка, ржавою чешуей.1981
(Иосиф Бродский) [01.02.2017 01:00:03] { 56 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Бродский. Прилив
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

Ищи, ищи неславного венка,
затем, что мы становимся любыми,
все менее заносчивы пока
и потому все более любимы.
(Иосиф Бродский) [01.02.2017 01:00:03] { 53 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Бродский. Зачем опять меняемся местами...
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

... В том конце коридора
дребезжал телефон, с трудом оживая после
недавно кончившейся войны.1994
(Иосиф Бродский) [01.02.2017 01:00:03] { 53 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Бродский
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

Заведенные в школе порядки вызывали у меня недоверие. Все во мне бунтовало против них. Я держался особняком, был скорее наблюдателем, чем участником. Такая обособленность была вызвана некоторыми особенностями моего характера. Угрюмость, неприятие установившихся понятий, подверженность перепадам погоды — по правде говоря, не знаю, в чем тут дело. Люди с годами меняются. В юности они более упрямы, требовательны. Это обусловлено их личностным развитием, их генами. Случилось так, что я был несколько более требовательным, менее склонным прощать банальность, глупость или отсутствие чувства меры. Из-за этого я и сторонился других.Из интервью Бродского "У меня перегружена память". Джейн В.Катц из книги "Artists in Exile", N.Y. 1983 год (Иосиф Бродский) [01.02.2017 01:00:03] { 55 / 0 / 0 }
Note: Иосиф Александрович Бродский
VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

« Стр 1 из 16, показаны 1 - 20 из 307 »

АФОРИЗМЫ В КАРТИНКАХ
ЛУЧШИЕ АВТОРЫ ДНЯ
БЛИЦ
    title
ПОИСК
мразь 3
божья коровка 2
брякнул 2
ребёнок 2
я хочу любить 2
учёт 2
действовать 2
Мамчич 2
учту 2
истина 2
любовь 16909
жизнь 8519
счастье 7043
секс 6531
женщина 5378
дружба 4865
Работа 4672
красота 4511
время 3725
деньги 3387
  • За 1 день: 154
  • Всего: 1668152
  • ЛУЧШИЙ АФОРИЗМ ДНЯ
    ДЕМОТИВАТОР
    АКТИВНЫЕ АВТОРЫ